Новость

«Нужно нести что-то уникальное, тогда тебя заметят»: Roustam о восприятии музыки и участии в Burn Residency

поделитесь с друзьями:

Вот уже восьмой год подряд BURN Residency собирает диджеев со всего мира, открывая новые таланты и вручая победителю путевку в большую электронную индустрию. Десять участников из Бразилии, Испании, Италии, Норвегии, Швеции, Польши, Венгрии, Турции и России за 3 летних месяца пройдут вместе «огонь, воду и медные трубы»: Международный музыкальный саммит, образовательные панели, студийные мастер-классы, выступления в клубах Ибицы на крупнейших европейских фестивалях. В итоге счастливым победителем, а заодно обладателем 10 000€ и контракта с международной продюсерской компанией станет только один! И на этот раз у России есть все шансы на победу, ведь нашу страну представляет никто иной как Рустам Мирзоев.

Рустам, твое детство прошло в Америке. Как ты там очутился, и каким образом это повлияло на твое музыкальное мироощущение? Когда ты понял, что электронная музыка — это твое?

— В Америку я попал в 1993-м. Моя мама — ученый, и ей предложили там работу. Она забрала меня с собой, тогда мне было 9 лет. Это безусловно сильно повлияло на мое музыкальное мироощущение: приехав в Америку после такой серой Москвы, все было по-другому. А когда я понял, что электронная музыка это мое? Тут дело даже не в этом. В какой-то момент я осознал, что музыка — это мое. Я не хотел ее делить на электронную, не электронную. Когда мне было 14 лет, я полгода ложился спать под один альбом группы Portishead, слушал ее каждый вечер. У меня с раннего детства такие интересные отношения с музыкой. В какой момент это произошло, сложно сказать. Может быть еще до отъезда в Америку, когда я услышал на кассете у своей сестры альбом Линды «Песни Тибетских лам», сделанный Максом Фадеевым — гениальный альбом. С этого момента всякие странные, необычные звуки начали меня интересовать, и вот мы здесь спустя много много лет.

А как пришло понимание, что пора возвращаться в Москву? И, соответственно, вновь уехать?

— В 2004 году я учился в университете и мне становилось в Америке дико скучно. Было такое ощущение, что открывается мало перспектив для занятия тем, чем я хотел бы. В Питере, наоборот, я познакомился с девушкой, которая стала моей будущей женой. И вообще дружил с Tequilajazzz, разными другими музыкантами. Там было такое движение, такой драйв! Каждый раз приезжал на лето в Питер и в Москву погулять, а все остальное время проводил в Америке. И в России было несравнимо веселее, интереснее, захватывающей. Поэтому я взял и сорвался в 2004-м, а десять лет спустя в 2014-м, после известных политических событий, когда половина друзей сошла с ума, начались неприятные движения — Крым, вайп и атмосфера в Москве совсем скисла, — мне стало не интересно здесь что-то делать, и я уехал в Берлин. Это были самые счастливые полтора года в моей жизни. А потом переехал в Майами, где более-менее обитаю сейчас, налетами — в Москве. Считаю, что человеку полезно жить в разных странах, городах. Это важно для развития, для музыки, для интеллекта, это необходимые вещи для всего. Не привязываю себя к одному место и считаю правильным постоянно передвигаться.



Но все же на Burn Residency ты представляешь именно Россию?

— Я россиянин, у меня русский паспорт, я очень люблю Россию. Для меня Россия — по важности страна номер один. Но, к сожалению, не все в ней происходит так, как хотелось бы. Это исконная проблема нашей родины. Но, конечно, я представляю Россию, я горжусь этим фактом, собираюсь достойно выиграть этот конкурс и не ударить в грязь лицом, потому что где бы я не жил, я Русский человек, россиянин всегда.

У тебя более чем солидный опыт в музыкальной индустрии: организация звездных привозов и знаменитых воскресных вечеринок в Gipsy, участие в питерской команде Special Case, открытие своего Gipsy Music Agency, букирование для фестиваля Epizode на Фукуоке. Имея такой «багаж», что нового ты почерпнул из Burn Residency?

— На самом деле мы только начали черпать. Но уже побывали были на Ибице, на саммите IMS, где впервые познакомились с остальными конкурсантами, с командой Burn  — все очень позитивные и приятные ребята.

Например, Локо Дайс — хоть я давно с ним дружу, вроде как много чего о нем знаю,— рассказал нам на одной панели всю свою историю. О том, как он вообще стал ди-джеем, как он перешел в хип-хоп, как он бросил все в хип-хопе и пытался начать все заново в техно и хаусе, как его не принимали, все его взлеты и падения. Рассказал все честно, без купюр, не стесняясь своих ошибок. Это было так эмоционально. Я какие-то моменты уже знал, но всю эту историю от начала до конца никогда не слышал, и она сильно повлияла на меня. Я даже после ему написал, что он меня вдохновил. Действительно честно человек пришел, хоть он и большая звезда, и поделился частичкой себя с молодыми ребятами из Берна. Это было круто.

Мне кажется такой опыт общения и всего остального — это важно в Берне. Дальше нас ждут студийные сессии с Лучано и много другого интересного, поэтому, я думаю, многое подчеркну для себя необычного даже от тех людей, которых я до этого знал.



У тебя за спиной 16-летний стаж диджеинга и совместные выступления с музыкантами мировой величины, в том числе кураторами конкурса  Luciano и Loco Dice — с последним, насколько нам известно, вы настолько дружны, что у вас даже один тренер по муай-таю. Мы ни капельки не сомневаемся в объективности жюри Burn Residency. Но не чувствуешь ли ты себя «старым морским волком» по сравнению  с другими участниками, так как давно вхож в звездную когорту?

— Как я говорил, даже Дайс, которого я хорошо знаю, меня удивил в рамках конкурса Burn’a. И хоть я давно знаком с Лучано и играл с ним вместе, мы никогда не сидели в студии — а это было давней моей мечтой. Поэтому даже для такого матерого волка как я, Берн предоставляет новые возможности и открывает новые интересные двери.

Во-вторых, я тоже волновался, что буду самым старым и бывалым, но на самом деле нет, там есть конкурсанты 36 лет, 39, а мне вот 33. Поэтому, мне кажется, что это правильное разнообразие: взяли правильных людей с разных стран, и дают им платформу, необходимы толчок, чтобы привести их на следующий уровень.

И вообще, с другой стороны, кому еще представлять Россию, как не мне? Кто может рассказать об истории, культуре, развитии электронной музыки, о сцене? Поэтому я не чувствую, что у нас какой-то междусобойчик, какая-то круговая порука. Я считаю, что был честно и справедливо выбран как лучший кандидат из возможных, который может показать правильную игру и Россию, представить ее на необходимом уровне и иметь все шансы выиграть. Поэтому, мне кажется, это только хорошо.

Какие советы ты бы дал молодым диджеям?

— Я бы дал один совет: не следовать трендам дня и не писать Соломуна своим любимым ди-джеем, будучи самому ди-джеем, потому что это чересчур. Надо пытаться быть уникальным, быть личностью. В современном мире любая обезьянка может быть ди-джеем — 2-3 трека свести вместе внутри компьютера не составляет никаких сложностей. Поэтому, нужно выделяться не только сведением, нужно иметь невероятную музыку, оригинальные треки. Я горжусь тем, что меня практически не зашазамить. Это тоже классный совет молодым ди-джеям: старайтесь играть так, чтобы вас никто не мог зашазамить. Важно представлять из себя что-то и нести что-то уникальное, тогда тебя заметят и поставят. Иначе ты будешь одним из тысячи одинаковых людей, играющих одинаковую музыку — все это очень скучно.

На International Music Summit 2018 много внимания уделялось вопросу профессионального выгорания музыкантов. Как ты решил этот вопрос для себя?

— Профессиональное выгорание музыкантов — действительно очень актуальный вопрос. Пару-тройку лет назад, будучи в Берлине и летая на 4 гастролей в неделю, тоже ощутил на себе этот эффект. Я его решил просто: начал заниматься собой, заниматься спортом. Дайс меня познакомил со своим тренером по муай-таю. Это сильно изменило мою жизнь. Я скинул 30 кг, сейчас тренируюсь 6 дней в неделю, правильно питаюсь, сплю нормально. Сон — самое важное. Я бы рекомендовал всем обратить на него свое внимание, потому что если нет нормального сна, то все остальное пойдет крахом. Если нормально высыпаешься, занимаешься спортом, питаешься, не совсем угораешь и кипишь на выходных — вполне можно долго профессионально заниматься ди-джейством, любить, наслаждаться и не выгорать. А если пускаться во все тяжкие каждые выходные, ни у одного человека долго на такое здоровья не хватит. Поэтому, спать больше и следить за собой.



Как обстоят дела с твоим лейблом Redpanda?

— Хорошо обстоят дела. Я взял небольшую паузу, потому что мне не совсем нравилось то, что мне присылают: было много однотипной, одножанровой музыки, а хотелось чего-то нового. Сейчас мне московские ребята присылают интересные треки, которые меня радуют. Вообще хочется найти более экспериментальных молодых людей, возможно даже отечественных, хотелось бы продвинуть наших ребят, российских, украинских. Поэтому РэдПанда, пока на легкой паузе, но вот буквально недавно пришли интересные треки, поэтому, думаю, в этом году она опять вспорхнёт ввысь музыкальных чартов.

В интервью Mixmag ты упоминал о своих проектах в Майами в клубно-ресторанной отрасли, фешн-индустрии и даже балете. Расскажешь о них подробнее? Чем занимаешься сейчас?

— В Майами я помогаю коллегам с фешн-магазином, и мне до сих пор нравится. У нас яркий магазин под названием «Одс Концепт» прямо в середине дизайн дистрикта Майами — это такой концепт-стор, где много крутой одежды от дизайнеров из России, Украины. Это очень свежо, потому что наши соседи Gucci и Prada, а мы представляем интересные, яркие вещи от молодых дизайнеров (ARTEM KRIVDA, Natasha Zinko и т.д.). Это немного другая, отличная от того, чем я занимался, но интересная и свежая сфера. Есть еще пара проектов, о которых пока не могу говорить, но скоро заявлю. В целом, мне кажется, это правильное разнообразие.Оно помогает мне не хвататься за каждую гастроль, чтобы кормить себя и семью, а выступать как раз  в правильных местах для правильных людей, в очень приятных клубах, на фестивалях. Я могу себе позволить, имея другую работу, выбирать свои гастроли.Это очень важно, потому что, когда ты зависишь только от гастролей, часто приходится играть в странных местах, где совсем не понимают твою музыку. Я, слава Богу, это избежал и очень доволен текущей ситуацией.

На что потратишь €100,000 призового фонда Burn Residency в случае выигрыша?

— Самое смешное, что 100 тысяч не дают тебе просто так потратить. Их направляют на твой маркетинг и продвижение, потому что ты подписываешь контракт с менеджмент-компанией. Поэтому я просто планирую их выиграть, тем самым перейти на следующую ступень своего развития и творчества — получить большой контракт и 100 000 на раскрутку, пиар и маркетинг в следующем году. Это даст тот необходимый толчок, чтобы вывести меня на новую, принципиально другую орбиту.